articles Пятнашки - Старый Рыцарь
Главная Доставка Статьи Оптовикам Контакты
Арбалеты
Луки
Доспехи
Старинное оружие
Японское оружие
Огнестрельное оружие
Панно, трофеи
Подарочные трости
Эксклюзивные подарочные книги
Предметы с золотом

Горячая линия 8 (495) 210-45-02

Статьи  /  Магия вещей  /  Пятнашки 

Пятнашки

Слово это имеет, минимум, два значения. Первое из них: «детская подвижная игра, разновидность салочек». Та игра, для описания которой безупречно подходит формула «от забора и до обеда», объединяющая место, откуда начинают играть, и предел, определяющий конец игры. Иначе не остановиться.
Но речь не о первом значении слова, а о втором: «игра-головоломка». Может быть, имеются и другие, однако на память они не приходят. Эти самые распространенные. Кроме того, головоломка называлась этак по-простецки только в быту, только в СССР. Тут следует пауза, потому что было ли название характерно только для шестидесятых годов прошлого века, когда «пятнашки» в первом своем значении отошли навсегда и существовали исключительно «салочки», или бытовало раньше и позже указанного десятилетия, пока неизвестно.
Кроме прочего, связано это с тем, что для «пятнашек»-головоломки, в отличие от подвижных игр, вроде «пятнашек»-салочек, требуются аксессуары в виде квадратной коробочки и костяшек, квадратных же, с нанесенными на них числами от 1 до 15. Игра вроде бы безнадежно проста: надо всего-то заключенные в коробочке фишки-костяшки выстроить в нужном порядке, от 1 до 15, тогда как в начале игры последовательность их произвольна. Незанятый квадратик, куда можно передвинуть костяшку, чтобы освободить место для другой костяшки, которую, в свою очередь надо передвинуть на свободное место, – все это для того, чтобы, не вынимая, конечно, фишек из коробочки, выстроить их по порядку номеров, – такой квадратик лишь один. Задача игрока – сложить головоломку и потратить на это как можно меньше ходов.
Так вот, коробочку и костяшки следовало мастерить из подходящих материалов, а их в СССР было тогда раз-два и обчелся, ведь это игрушка, а не «товар двойного назначения» (именование предметов и материалов, которые в случае необходимости или использовались в оборонной промышленности, или же производились на заводах, работавших для оборонки, но заодно выпускавших и товары народного потребления, зачастую ширпотреб, скажем, кроме противогазов, еще и презервативы, что не шло на пользу ни тому, ни другому, зато весьма способствовало демографии: противозачаточные средства популярностью не пользовались, ведь рассчитаны были исключительно на отличников комплекса ГТО). В общем, чтобы изготовить «пятнашки», требовались либо дерево, либо пластмасса. Фишки в шестидесятых годах из дерева выточить было легко, деревянную коробочку – глубокая нижняя часть и крышка, помельче, коя должна надеваться плотно, сохраняя фишки – произвести было куда труднее, детали коробочки следовало снабдить пазами, а углы, соединив, проклеить, и нижнюю часть, и крышку надо было выгладить и отлакировать. Так что мастерить коробочку из дерева накладно, навыки утрачены, да и неудобна она для такой игры.
Значит, остается пластмасса, тяжелая, хрупкая, но вполне распространенная в быту. Из пластмассы делали игральные шашки, производили футляры, например, для очков, маленькие дорожные шахматы со штырьками снизу, которые вставлялись в дырочки середь шахматных клеток, чтобы фигуры держались. Коробочка была симпатичной, нетяжелой, величиной с пачку папирос «Беломорканал». Вот только штырьки мгновенно ломались, и фигуры, не все, но многие, уже клали на клетку, а не ставили вертикально. Было это очень неудобно, ведь шахматы брали с собой в дорогу, играли чаще всего в поезде. Вагон трясся, подскакивал на стрелках, фигуры сдвигались.
Как бы то ни было, в шестидесятых, семидесятых годах и далее пластмасса водилась, водилась она и в конце пятидесятых. А вот раньше на такой вздор, как «пятнашки» расходовать бы ее не стали. А еще раньше шла война. А еще раньше – повсеместное строительство, индустриализация. «Пятнашки»-головоломка тогда были совсем не созвучны эпохе. Они пришли из другого, «раньшего» времени. В России они существовали еще с 1880 года. Правда, назывались они тогда «Игра в 15». Именно это название упоминалось в рекламе, напечатанной столичной газетой «St. Petersburg Herold» (немалую часть жителей тогдашней российской столицы составляли немцы, для них и выходила газета на родном немецком языке).
То, что игра рекламировалась – естественно, она едва-едва появилась в Европе, переплыв океан, ведь по происхождению игра в «пятнашки» – игра американская. Ее придумал в 1878 году Ной Палмер Чепмен, почтовый работник, и за фантазию свою вскоре поплатился. Он голову сломал, как оставить за собой исключительное право на изобретение, но поскольку головоломка попала для ознакомления к людям или нерадивым, или непорядочным, авторство он утратил, точнее, не успел закрепить. А ведь еще в 1874 году он показывал знакомым этакий прототип игры, которая напоминала тогда, скорее, «магический квадрат»: шестнадцать фишек с числами следовало выстроить по четыре в ряд, чтобы сумма чисел в каждом ряду соответствовала 34.
Пока изобретатель, так сказать, изобретал способ зафиксировать свое изобретение, новая головоломка в 1879 году стала продаваться, а на следующий год сделалась необычайно популярной. За решение ее какой-то меценат, то ли аптекарь, то ли медик, в общем, «токарь-пекарь», даже назначил приз.
Оформить патент на головоломку «The Block Solitaire Puzzle» изобретатель, увы, не смог, поскольку на алогичную игру «The Puzzle-Blocks» патент был оформлен другим и раньше. Варианты головоломки, выпущенные разными производителями, продавались очень широко. Игра или ее разновидности фигурировала под названиями «The Gem Puzzle», «The Solitaire», «The Fifteen», «The Number Puzzle», «The New Puzzle», «The Boss Puzzle». О головоломке писали газеты и журналы, ее даже воспевали в стихах. При этом авторства Ноя Палмера Чепмена вроде бы и не отрицали, но патент принадлежал не ему, а жаль.
Весной 1880 года головоломка покорила Канаду и Францию, затем Германию, Великобританию, Швецию, Норвегию, Италию, Нидерланды, Австралию. Тогда же пришла она и в Россию, о чем упоминалось выше.
Это по-своему забавно и поучительно. Жизнь в России шла своим чередом: убивали Александра II, убивали Столыпина, расстреливали в Кровавое воскресенье несущих прошение царю петербуржцев, расстреливали рабочих на Ленских приисках, затем расстреливали царскую семью и много персон куда меньшего масштаба, вершили революции – одну, вторую, третью, воевали. В общем, кого-то непрерывно убивали или расстреливали, меняли заведенный порядок вещей, а в это время находились люди, которые прилежно играли в «пятнашки».
Справедливости ради, надо сказать, что игра отнюдь не так проста, как может показаться. Сложность ее зависит от принятых ограничений и правил. Если, согласно условиям, предложенным одним из американских производителей игры, фишки вынимали из коробочки, а потом клали обратно без какой-либо системы, то выстроить тогда фишки по порядку от 1 до 15 можно лишь в половине возможных случаев, вероятность равняется пятидесяти процентам. Если же на место надо поставить только фишки с числами 14 и 15, тогда как остальные стоят по порядку, то такую задачу и совсем не решить, при условии, что пустая ячейка должна оказаться в нижнем правом углу коробочки, сразу за фишкой с числом 15.
Но и это не самые трудные правила игры. К разновидностям «пятнашек» относится «магический квадрат», где надо выстроить фишки так, чтобы сумма чисел по горизонтали и по вертикали для каждого ряда была одинакова, также как по диагоналям.
И если зашла речь о «магическом квадрате», вспомним самый, наверное, известный пример. На гравюре Альбрехта Дюрера (1471-1528), названной художником «Меланхолия I», которая входит в триптих «Мастерские гравюры», над склонившей голову фигурой в правом нижнем углу, то ли ангелом, то ли автопортретом мастера, среди прочих объектов и предметов можно увидеть расчерченный на клетки квадрат, где в каждую клетку вписаны те или иные числа. И сумма чисел по горизонталям, вертикалям и диагоналям составляет 34, относится это и к каждой четверти, и к сумме угловых чисел. Так что показанный Ноем Палмером Чепменом в 1874 году прототип игры, согласимся, был совсем не оригинален. Зато «магический квадрат» на дюреровской гравюре не только первый в европейском искусстве. Художник превосходно обыграл каждую деталь. И в нижнем ряду крайнее левое и крайнее правое числа соответствуют инициалам мастера, а два квадрата между ними заключают дату, когда была создана эта работа: 1514 год.
Вот тут-то и вспоминается странная идиома, равно подходящая и для разговора об игре в «пятнашки», и для размышлений о свойствах «магического квадрата», по крайней мере, на гравюре Альбрехта Дюрера. Идиома эта «кругом шестнадцать», о происхождении которой, значении и бытовании до сих пор идут споры. Словосочетание подходит и тогда, когда характеризуют полную неудачу, безысходную мороку, абсолютное невезение, и тогда, когда все превосходно, великолепно, как сейчас говорят «в шоколаде» (последнее – чересчур, все, что можно слипнется). В общем, и там и там – «кругом шестнадцать».
Идиома в первом значении подходит для игры в «пятнашки», где задача решается только в половине случаев, либо не решается совсем, тогда как для «магического квадрата» отменно подходит второе значение, поскольку здесь соблюдена магическая константа в каждое строке, в каждом столбце и по диагоналям.
Об этом много могли бы сказать математики, но здесь не следует углубляться в глухие подробности, откуда не отыщешь выхода. Главное, мы убедились, что «пятнашки» совсем не просты. Зря ли в качестве модели их используют в задачах по эвристике, тестируя различные алгоритмы поиска.
Впрочем, и сам процесс игры, физическая его составляющая – перестановка фишек в замкнутом пределе коробочки за счет пустого места и точно рассчитанных движений – кажется символом процесса метафизического, когда головоломку бесконечных масштабов и немыслимых сонмов деталей также выстраивают в определенном порядке, ища не смысл, а решение последовательностей и соположений.
Тут уместна отсылка к Плутарху, в чьей книге один из персонажей адресуется к философам, каковые, по его утверждению, говорят, «что великий бог превратил беспорядочность в мировой порядок, ничего не убавив и ничего не прибавив к сущности вещей, и, поставив каждую вещь на подобающее ей место, привел природу от беспорядочности к прекраснейшему образу» .
Столь же уместна отсылка к драматической сказке Евгений Шварца, где пленник Снежной королевы мальчик Кей должен был составить из льдинок слово «вечность». Тогда мир застынет навсегда. Это и есть «прекраснейший образ», о котором вели речь философы древности. Полная завершенность и абсолютное совершенство, отрицающее движение. В общем, обротать и заморозить. Как это знакомо.


«Меланхолия I» А. Дюрера (см. справа наверху).

Св. К-а
© 2016 Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения администрации www.altritter.ru

+7 (495) 210-45-02