Главная Доставка Статьи Оптовикам Контакты
Доспехи
Старинное оружие
Японское оружие
Огнестрельное оружие
Панно, трофеи
Подарочные трости
Эксклюзивные подарочные книги
Предметы с золотом
Арбалеты
Луки

Горячая линия 8 (495) 210-45-02

Статьи  /  История  /  Шахматы  /  Часть 3. Волшебные шахматы: две самые известные партии 

Часть 3. Волшебные шахматы: две самые известные партии

Часть 3. Волшебные шахматы: две самые известные партии

Считается, что Библия – это книга, которую человек все собирается прочитать, и все никак не соберется. К числу таких книг следует, кажется, отнести и две сказки Льюиса Кэрролла.
При том и содержание Библии (пусть в самых общих чертах), и сюжет книг о приключениях Алисы знает каждый. Тем более, книги эти существуют во многих пересказах, адаптациях, кратких изложениях. А ведь есть еще и мультфильмы, киноленты, спектакли, мюзиклы.
Подобное обилие, возможно, стало причиной того, что от публики ускользают подробности. От «Алисы в Стране чудес» осталось только смутное воспоминание о Мартовском зайце, накачавшемся до одури чаем во время нескончаемого безумного чаепития. От «Зазеркалья», которое и называется-то иначе – «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса» – что героиня прошла сквозь зеркало. И только. А ведь эта сказка целиком выстроена Льюисом Кэрроллом как шахматная партия. И шахматы, в которые здесь играют, волшебные, они – живые.
И Белый рыцарь, и Черная королева, и Белая королева, и все-все-все – это шахматные фигуры, живущие собственной жизнью. И живы они настолько, что сами хотят диктовать свою волю, сами хотят играть. Например, той же Алисой, каковую воспринимают в качестве пешки, хотя бы и белой. И героиня вступает в игру, даже, в конце концов, проделав необходимый путь, с клетки на клетку, пусть и в противоположную сторону – это же происходит с другой стороны зеркала – становится королевой.
А когда она путешествовала по Стране чудес, то находилась в пространствах иной игры, где персонажами являются среди прочих игральные карты. И некоторые персонажи кочуют из истории в историю, участвуя и там, и тут. Таковы Болванщик и Заяц, скрывающий, что он Мартовский.
Кажется, надо задуматься об этом сближении: карты и шахматы. Они связаны, как в былине об ордынском царе Батее Батеевиче. И там, и там, разумеется, на кону стояла жизнь. И, по крайней мере, в книгах о приключениях Алисы и карты, и шахматы были живыми, то есть волшебными. Выиграть – означало предопределить собственную судьбу, что значит и предсказать ее.
Тут уместно вспомнить еще об одной партии в волшебные шахматы, не менее, если не более знаменитой. Книга, где описана эта партия, тоже давно на слуху. И здесь решается судьба героев – быть им или не быть, а в руках одного из центральных персонажей «глобус, сделанный столь искусно, что синие океаны на нем шевелились, а шапка на полюсе лежала, как настоящая, ледяная и снежная», не только и не столько глобус, сколько магический кристалл, шар для гадания о судьбах людских.
Партия складывается не в пользу кота Бегемота, и потому он роняет шахматного коня и лезет за ним под кровать, стараясь отвлечь внимание партнера и потянуть время. А у читателя возникает, или должно возникнуть, несколько вопросов. Например, что имеет в виду Бегемот, говоря, будто вместо ускакавшего куда-то – ведь шахматы волшебные – коня попадается все какая-то лягушка? И почему Воланд, и сам отчасти «немец», если вспомнить разговор, состоявшийся на Патриарших прудах, называет кота «окаянный ганс»?
На первый вопрос ответить просто. Кот есть кот, и под кроватью он гоняет коня, как гоняют коты и кошки любой предмет, наподобие мыши, играя. Гонять гоняет, а сказать о том он, «громаднейший черный котище», да еще и болтливый, стесняется, такие игры ему не по чину. На второй вопрос ответ подыскать тоже несложно. Играть начинают партнеры в волшебные шахматы, но постепенно игра становится «игрой в солдатики». Теперь действуют иные правила. Вот только «игра в солдатики» предполагает заведомый проигрыш одной из сторон, поскольку такая игра разворачивается на «кальке» действительных исторических событий. Совсем недавно, по меркам всемирной истории, Германия проиграла мировую войну. Это обернулось кризисом, падением экономики, социальными потрясениями и глубоким отчаянием.
И на шахматной доске творилось невообразимое: «Совершенно расстроенный король в белой мантии топтался на клетке, в отчаянии вздымая руки. Три белых пешки-ландскнехты с алебардами растерянно глядели на офицера, размахивающего шпагой и указывающего вперед, где в смежных клетках, белой и черной, виднелись черные всадники Воланда на двух горячих, роющих копытами клетки, конях». Фигурки были живыми, что поразило Маргариту.
Пытаясь исправить положение, Бегемот отвлекает внимание зрителей, а белый король, по его подсказке, сбрасывает королевскую мантию и убегает прочь, мантию надевает офицер и занимает его место, чтобы побег заметили не сразу. И когда Воланд объявляет шах королю, то это невозможно даже и по формальным причинам. Теперь это другая игра. Да и фраза «шах королю» звучит не по-шахматному. Название игры происходит от бесповоротного «мат шаху», то есть смерть верховному правителю и полководцу, после чего приходит конец и государству, и войне. А предупреждение об угрозе, близости к развязке игры, звучит как «шах». Собственно, к шаху и обращаются (шахматы, напомню, игра оживленными фигурами), чтобы он услышал и принял к сведению. Говорить же в третьем лице «шах шаху» нелепо.
В шахматах, освоенных европейцами, шах сделался королем. А грозное предупреждение звучит коротко: «шах». Заимствованное из чужого языка, слово это теперь стало магическим, означает не объект, а действие с возможными негативными последствиями. Слово «королю» добавлять не следует, поскольку эта угроза относится исключительно и только к нему. Верно заметил кот, «шаха королю нет и быть не может». Фраза абсурдна. Но партнеры знают, что партия кончена. Шахматные фигуры сами лезут в ящик.
А читателю остается задуматься над словами Воланда, сказанными при появлении в комнате Маргариты: «Как причудливо тасуется колода». Колода – ведь это карты. При чем тут они? И почему опять рядом с шахматами?
Чем не тайна.

Иллюстрация Дж. Тенниелла ко второй сказке об Алисе. Автор книги обсуждал картинки с художником. Особенно это касалось подробностей.

Св.
© 2016 Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения администрации www.altritter.ru/

+7 (495) 210-45-02